honestas: (Кот)
Инвариантен преобразованию Лоренца
Ангел в камень — дверь гроба — ломится,
Того чтоб выпустить в ночь,
Кто смерть сумел превозмочь,
Удивляя физика Лорентца.

  И позвольте сестре дать слово, она классно сказала в этом году:

«
Меня тут хлопнуло по голове образом. Конечно, это не более, чем мои ограниченные авторские способности, но какое ж оно было...
Только представить.
Хочешь, чтобы люди безвозвратно умирали? Хорошо, тогда Я побуду человеком. Не вопрос.
И вот она, эта тёмная тьма, и вроде бы всё спокойно, тихо, уныло, и тут загорается тот самый свет, и дьявол понимает, как же он облажался, собрав в одном месте столько людей, которые там быть не хотели!
И всё, ничего сделать уже нельзя, совсем-совсем ничего, абсолютно, потому что Он уже здесь, согласно тому же самому закону, и сколько ни топай ногами, сколько ни хлопай крыльями, сколько ни кричи - эй, Свет, исчезни, это моя территория! - Его уже не остановить.
И - "ужас какой, дьявол, что у тебя тут за бардак? Ты явно не справляешься"
"Стой, Ты что, всех собираешься увести?!"
"Нет, только тех, кто сам пошёл. Им у тебя не нравится, говорю же - ты не справляешься. Да, кстати, теперь всегда так будет: кто к тебе не захочет - тот не пойдёт. А теперь исчезни и не отсвечивай".
Ну классно же!

»
  А ещё в Великую Пятницу вышел у меня болючий-болючий текст, не совсем к празднику, но чтобы два раза не вставать:

Вся духовная риторика не пересекает границ одного там здания в Охотном ряду, все многочисленные общественные эксперты в священном сане живут немножко на страницах газет, чуть-чуть в телевизоре — и больше нигде.


КДПВ:
honestas: (Никто)
  Что-то не выходит у меня регулярно отчитываться и регулярно радовать, а зря, зря, зря. Думается о многом, но как вспомнишь срачики молодости, писать-то и не хочется.
  Меж тем побывал в Италии. Я ожидал, что мне понравится. Я не ожидал, что так понравится. Италия, Италия, Италия! Sono diventato un quasi Italiano dopo ho viaggiato là.


Retired dragon slayer

  А также написал вот такой текст, почитайте: "...Открываешь книгу — и с первых строк понимаешь, что автор для себя уже всё решил, только ищет подходящих цитат в двух купленных в московском францисканском подворье брошюрах. Обильно заливает это всё Лосевым (философ такой русский, если кто забыл), аввой Дорофеем и свт. Игнатием Брянчаниновым для полного эффекта — и вуаля, пролетарские макароны с майонезиком готовы, враг повержен и бежит-бежит-бежит..."

  Там, на самом деле, про осознание, рефлексию и покаяние-метанойю. Почитайте, вам понравится.

  Ещё написал другой текст, про ложь и про истину, и про то, что истина сделает нас свободными, как и учил Христос. Вот такое вышло: "Итак, беда не ограничивается судебными ошибками. Искажение реальности у среднего россиянина начинается ещё в школе, с самой вступительной фальшивой речи директрисы, с ритуальной жертвы-букета незнакомому чудовищу-классной, с отсутствия всех и всяческих положительных ожиданий на харях старшеклассников вокруг."

  Разумеется, жду от вас, что вы прочитаете, всё поймёте, страшно не согласитесь и придёте спорить о смыслах и контекстах. Обнаглел я вообще, конечно, реальным именем подписываюсь.

  Сайтик в целом рекомендую, прикольный он, там пишут то и так, как больше не делают нигде. Эксклюзив. Работаем за идею тесной командой, от Благовещенска до Киева.
 
  Такая жизнь.
honestas: (Никто)
Запоздало, но уж как есть. Ещё сегодня про Воскресение напишу, попозже.

  В пятницу друг la_cruz написала, что ей неблизки службы Великой Субботы, потому что, по её разумению, апостолы были вне себя от ужаса и горя, и в прострации сидели где-то в укромном месте, в силу чего публичные мероприятия выглядят неуместно.
Я же, со своей стороны, всегда любил богослужение Великой Субботы, и не мог вполне разделить такую точку зрения, почему и бросился разъяснять, что субботняя литургия совсем не о том. По Уставу происходит всё, как говорит la_cruz: погребение происходит глубокой ночью с пятницы на субботу, и весь день все сидят по келиям, симметрично забившимся в тихое, укромное место ученикам.
  И только с наступлением вечера (начало вечерни поставлено в 4 часа дня по нашему счёту) братия собирается в соборный храм. А там — вечерня, обычная вечерня. Вот только стихиры почему-то воскресные. Робко, неуверенно пробивается через сухие формулировки радостная весть. Темнеет. Вторым "голосом", вторым планом — в дополнение к последним закатным лучам солнца — открываются царские врата и совершается вход с Евангелием, напоминая нам о том, кто именно наш Тихий Свет.
  Закрываются Царские врата. Звучат слова Бытия о том, что всё-то Бог сотворил, и всё-то было хорошо весьма. Но не сложилось. Однако, не нужно отчаиваться: светись, светись, Иерусалим, потому что пришёл твой свет! Иона убежал от ужаса — не хотел быть карающей десницей Бога, не хотел словом отнять жизнь у полумиллионного города (дванадесять тем людей, как обычно, подозреваю, по библейскому счёту — без женщин и детей). И если бы лишь прообразование Ионы, бывшего во чреве монстра, было важно, этим бы и закончилось чтение — но нет, оно продолжается. Про то, как Иона, всё же, приходит к мысли: "да будет воля Твоя, Господи!" И идёт в Ниневию, и изрекает пророчество — но массовой казни не происходит. Жители спасены. Мы — спасены, если услышим Бога.
  Ведь Бог — он рядом: разуйся, сын Навин, ты стоишь на одной земле с тем, кто вечно зрит Его лицо.
  Идут евреи по пустыне и ропщут: лучше бы сидели дальше в Египте. Тут, Моше, ни таки травы, ни таки воды, щоб я так жил! Люди не готовы верить, им подавай знамение, да побыстрей. А меж тем, всего-то и надо: надеяться. "Что ты донимаешь меня по пустякам, Моисей? У тебя посох есть? Стучи по воде, ну что ты, маленький, что ли? Да, разойдётся. Да, прямо сейчас. Давай-давай."
  Я не знаю, как оно было тогда — в ветхозаветном храме. Но каждый раз, когда я стою с текстом Исхода и глашаю хору: "Поим Господеви!", а те мне отвечают, я чувствую, как проваливаюсь, неудержимо проваливаюсь на тысячи лет назад. Я на берегу Волги и на берегу Красного моря и, одновременно, на берегу Кедронского ручья.
  Этот диалог чтеца и хора — воспоминание о той, первой Пасхе, которая в сапогах и с посохами, с горькими зельями, печёное огнём. До утра от неё не останется ничего — ибо будет Новая Пасха, Христос.
  И снова закрыты царские врата, наш экспресс времени вновь набирает скорость, следующая остановка — пророки.
  В храме, тем временем, уже полная тьма. Немного урчат пустые (ещё с пятницы!) желудки.
  Авраам готов убить своего сына ради просьбы Бога, а сын этот готов умереть, раз так хочет отец — вот из какого корня происходит человеческая природа Христа. Илия и Елиссей по очереди наблюдают смерть сына женщины, которая относится к ним по-доброму, а затем воскрешают его. Кстати, замечаете, что благочестие делает "всё хуже"? Иудеи чуть не перемёрли в пустыне, женщины вот тут сыновей лишаются? Лёгкой дороги нет, у самой вершины даже воздуха мало. Но я не о том.
  Заканчивается всё совершенно эпичной историей про трёх "отроков" — думаю, были они моими сверстниками на тот момент или чуть младше, раз с успехом управляли провинциями Навуходоносора. Пересказывать её вам, други, нет смысла — да и не получится у меня лучше, чем у Даниила, но, о, поэзии! О, сладости слога! О, доброкачественного пафоса! И когда они все втроём оказываются невредимы — это такая надежда для нас всех, зде стоящих и прообразующих мятущихся некогда апостолов: может быть, может быть тот, кто сохранил в огненной печи трёх откроков, и сам не будет опалён горнилом смерти? Может такое быть? Ну ведь может?
  Мы знаем, что может, поэтому благословляем Бога. И с нами благословляют его коты и киты, лёд и огонь, натрий и сера — всё, что он сотворил и "не отступил еси вся творяй, дондеже паки нас на небо возвел еси".
  Выходит чтец апостола и говорит нам, что если мы умрём со Христом, то и жить будем с ним. Мы погребаемся в смерть — крещением. И тут выводят новокрещённых (ну, должны выводить), и чтец от лица всех говорит: "Воскресни, Боже!" — это вместо стандартного "Алиллуия!", и это, на самом деле, перед Евангелием, а не после Апостола.
  А Евангелие?
  А Евангелие...
  А Евангелие — воскресное. Сошёл молниевидный ангел и отвалил камень. Белоснежный человек открыл ту главу Евангелия, которую мы всю неделю не решались открывать, вспоминая ту цену, которой дались эти строки.
  Собственно — вот она, Пасха! Вот оно — Воскресение! Никто не видел, как Христос отдирает с себя липкие от благовоний пелены и выходит прочь из гроба. Мало кто ходит в Великую Субботу на литургию, и мало кто видит, как трескается и облетает с евангельских событий короста времени, как прошлое становится — настоящим.
honestas: (Никто)
  Я тут разобрался кое с чем, но часть этого буду формулировать as I go on. 

Почему я

  Например, я понял, почему я ненавижу "пазитифф!!!11" и не испытываю по поводу этого стыда, одновременно не считая правильным всегда ходить подобно опущенному в воду. Я уже писал, что в этом словечке есть что-то пластмассовое, но сейчас я ухватил эту пластмассовость.
  Надо сказать, что она везде.
  Она в современном подходе психологов. "Ты такой, какой есть! Прими себя таким, какой ты есть! Признайся себе в своих желаниях! Ты не можешь хотеть плохого! Прости себя!"
  Она в установках "поколения Pepsi" и желании брать от жизни всё.
  Невозможное возможно, Nokia соединила людей, а Tefal заботится о нас. "Эй, прибавь-ка ходу, машинист!"
  Сначала я намеревался написать, что современный подход к психологии вообще не предлагает никаких изменений, предлагая каждому принять внутренний (и внешний) мир как он есть. Но потом я понял, что не прав. Предлагает.  Под предложениями "гармонизировать внутренний мир" нынче большей частью подразумевается "научиться игнорировать внутренний мир", "усыпить то последнее, что живо внутри". Совершенный человек нашего времени решителен и не оглядывается назад. Он, разумеется, лидер, и навязывает другим свою точку зрения. Если наш совершенный человек в чём-то серьёзно отклоняется от естественности, то это замечательно, это ин-ди-ви-ду-аль-ность, если это напрямую не причиняет другим физические страдания. Во что это превращает его собственную душу-психею, психологов, по большому счёту, не волнует, если, конечно, это не вызывает комплекса вины, от которого непременно следует избавиться.
  А современная культура, массовая и не очень? Все эти странные зверюшки, непохожие на основное население вселенной, все эти на лицо ужасные, добрые внутри монстры, все эти семейные вампиры, инфантильные убийцы, плотоядные, но кавайные девочки... Что это, как не отражение чудовищной гордости предполагаемого реципиента этих кодов? Отождествляя себя с этими отличными от нормы персонажами, интепретатор, по мысли автора, должен оправдать себя самого. "Ну и что, что я непригляден? Я не сто юаней, чтобы всем нравиться." Да, наш волосатый утконосый медведочеловек ест людей, но не своих друзей и, к тому же, неплохо готовит лобио. Да, зеленокожий Иванушка заставит зажать нос малазийского сантехника, зато он верный товарищ и отличный программист. Эти вполне физические недостатки вымышленных персонажей вымышленных вселенных соответствуют полностью нематериальным недостаткам реальных людей в окружающем нас мире. Вот только вместо сказки о том, как чудовище преодолело свою чудовищность и вернуло себе человеческий облик ("Какое мне доброе дело сделать?!"), нам рассказывают сказку о том, что чудовище так и должно быть чудовищным, и это нормально, не нужно себя ломать, не стоит себя заставлять. Не стоит винить себя за то, какой ты есть на самом деле. Уж какой есть. Ведь есть же в тебе хорошие черты!
  Так ясен пень, есть! Ты ж, в душу тебя и за ногу, по образу Создателя устроен, не хухры-мухры. Но наивно владельцу амбара думать, что по наступлении весны его зерно самостоятельно выберется из закромов и, обсушившись на солнышке, отправится строем по зёрнышку в ближайшую борозду.
  В сладком самоусыплении человечество бредёт, шагая всё ближе к краю бесконечной пропасти. Прикиньте, если ваш(а) супруг(а) перестал(а) вас удовлетворять по каким-то причинам, нужно немедленно его/её покинуть, ибо живём-то один раз. Следуйте только своим желаниям, голосуйте сердцем и Л'Ореаль, ведь вы этого достойны. Скучна учёба? Значит, плохо учат. Трудна работа? Начальник козёл. Огорчают дети? Неблагодарные твари. Словно все зеркала исчезли в нашем мире. И как раз в этом без-отрадном без отражений мире и рождается пазитифф, как этакий групповой невещественный наркотик. Радость, которая не требует усилий. Вознаграждение без работы.
  Всё это напоминает мне вот этот эпизод из "Паяцев": Канио душит Недду, но та не воспринимает происходящее всерьёз — или делает вид, что не воспринимает — и транслирует как раз этот самый позитив: "А это вовсе не незнакомый мужик, это бедный и безвредный Арлекино!"
  Дудки. Я слышал о евангельском идеале человека, и мне по пути с теми, кто предлагает что-то конструктивное, с теми, кто предлагает разобрать на запчасти, очистить от копоти, смазать и собрать обратно, а не покрыть поверх розовиньким лаком с блёстками, чтобы сверкало.
  Настоящая радость не такая дикая, ибо помнит о вышеописанных проблемах. Настоящая радость рождается из истинной гармонии с собой, когда негармоничные черты были найдены и выправлены, а не приняты за гармоничные. 

Почему Бог

  Люди, противопоставляющие науку религии, такие смешные. Как будто, во-первых, одно другому мешает. Как будто, во-вторых, они в состоянии предоставить позитивные доказательства негативного утверждения. Как будто, в-третьих, они способны придумать что-то более вероятное и проверяемое, чем адепты практически любой религии. Бесконечные вселенные, ха-ха-ха. Гагарин в космос летал, бесконечных вселенных не видел.
  Вот честно, если во всём происходящем нет никакого смысла, если личность не живёт после смерти, если там, за пределами доступных нам вербальных коммуникаций ничего не лежит — то нет смысла ни в чём, можно ложиться и подыхать.
  Если наша здешняя жизнь — всё, что есть у нас, то vita potior всяко turpi любой honesta mors. Предать, выжить за счёт слабейшего, отломать кусок пирога послаще — вполне логичные побуждения. Как удивительно, что из тысячелетия в тысячелетие человечество чует, словно спицу в мозгу и горячую картошку под желудком, насколько неправильно жить логично, не правда ли?
  Бесчисленное множество вселенных не даёт смысла. И занятый собственными склоками языческий пантеон — тоже. И стремящийся отгородиться гуриями бесконечно далёкий Аллах. Вонми ми, Создатель! У меня есть к Тебе парочка неудобных вопросов. Ты уже слышал их от Иова, впрочем. Ни Вальгалла, ни бесконечный пир, ни благословенные поля Иалу не заставят меня позабыть их. Я жду своего ответа.
  Ради этого стоит жить. Ради этого стоит существовать.
  Ради этого и разок помереть не жалко.  

Почему Христос

  Всё это в высшей степени замечательно, но сильный монотеизм с глубокими аскетическими практиками — не монополия христианства. Но только в христианстве есть Христос. Не заурядный, пусть и очень хороший, человек Будда. Не эпический герой-Кришну. Он не срезает углов своей божественностью. Создаёт свой образ сложным несколько более изящными приёмами, чем "тоже немного сволочь", несмотря на всю свою человечность. Христос настолько жив на страницах Евангелия — остроумный, быстрый на сравнения, неудержимый, как шторм, ломающий шаблоны, нарушающий букву обычаев, чтобы подчеркнуть их дух — что лично у меня нет причин не верить. Необходимо помнить, что реализм литературного изложения — изобретение нашего времени. Литературный стиль современников Христа неизбежно был бы более ритмичен, более пропорционален, более эпичен, наконец. Но даже поэт-Лука на середине своего текста сбивается и дальше пишет эпикриз, а не трагедию с хором в двух актах.
  И если об авторстве Евангелий, их интерпретации и куче других вопросов можно спорить, две вещи вполне очевидны. Первое — Христос может дать ответ на вопрос Иова. "Плещи Моя дах на раны, лица же Моего не отвратих от заплеваний," — такие слова вкладывает поэт в христовы уста. Такой бог точно знает ответ, хотя бы потому, что, будучи единственным богом, снизошёл до того, чтобы узнать вопрос. Второе — озвученные на словах и подкреплённые делом моральные идеалы Христа можно лишь стараться повторить, не превзойти. Нет больше той любви, чем та, что жертвует жизнью. Нет большей цели, чем иметь любовь между всеми членами общества. В этом смысле Христос — истинная икона, образ, которому хочется соответствовать.
honestas: (Никто)
  Иногда с удивлением узнаёшь, что то, что тебе кажется очевидным, вовсе не таково для остальных. Последнее время я с удивлением следил, как многие, вроде бы умные в остальных отношениях люди начинают плеваться ядом и выходить из себя от выступлений прот. Всеволода Чаплина. Хотя, между прочим, именно он-то временами и выполняет ту самую функцию священника в обществе, которую принято ожидать. Как именно — плохо или хорошо, умело или топорно — вопрос важный, но хронологически второй.
  Итак, о. Всеволод выступил с предложением создать "общероссийский дресс-код", чем вызвал всеобщее негодование. Но, простите, некий митрополит одно время выступал еженедельно по телевидению, в храм всех звал, призывал жить по христианским заповедям. Почему это не вызывало негодования? Или все резко возлюбили ближнего своего? Или вот, некий митрополит стал неким патриархом и просил не бесчинствовать на Крещение. Что, возымело эффект? Или народ взорвался благородной ненавистью, отрицая даже самую мысль о том, чтобы воздержаться от драк перед раздачей агиасмы? Так, дорогие соотечественники, давайте определимся — для вас слово Церкви и церковных людей имеет какой-нибудь вес и значение или нет? Если имеет — то я вам не верю, ибо где вы все пропадаете между Рождеством и Пасхой, между Пасхой и Рождеством? Если не имеет — то какая разница, что вообще сказал о. Всеволод? Мало ли что говорит, скажем, Жириновский — а он, между прочим, лидер одной из политических партий, заседающих в Думе. Мнение гражданина Всеволода Чаплина должно, по идее, значить для вас гораздо меньше, чем мнение Немцова или Павловского или ещё каких-нибудь граждан.
  То есть, ещё до рассмотрения претензии по существу, мне хотелось бы, чтобы каждый уяснил, что коль скоро реальный вес Церкви в обществе и общественных нравах пренебрежимо мал, то обращать такое пристальное внимание на мнение всего одного члена этой Церкви, какое было обращено на о. Всеволода — это истерический припадок, а не поведение взрослых людей.
Дальше по существу )
honestas: (Штирлиц)
  Вот и родились мы из Сырной седмицы в самую гущу Великого поста, и справляем собственный "день рождения" — торжество Православия.
  В синаксаре этого дня можно найти интересные вещи. Оказывается, именно византийским императорам мы обязаны распространением иконоборческой ереси и византийским императорам же — её преодолением.
  Это не может не навести на грустные мысли, которые всё об одном и об одном — ничего, ничего хорошего Церковь в поддержке правительства, в собственной патриотизации не найдёт ­— только ереси и филетизм.
  Да и вообще в целом... Грустно всё, братия. Что я вижу здесь и там, и онде — полное пренебрежение элементарной кадровой политикой: хорошие кадры не ценятся, не холятся и не лелеются, а кадры заведомо неподходящие не отсеиваются. Я глубоко уверен, что никаким голодом кадров нельзя оправдать нашу всеядность. Это неправильно, когда священником становится тот, кто "досидел" семинарию. Так мы повысим только число ботанов, это создание армии клонов. Священник — который на данный момент выполняет обязанности епископа общины — должен быть, простите, одновременно лидером и с сильно развитым здравым смыслом, с цепким умом, с огнём в речах, но без фанатизма и запаса неудобоносимых бремён для прихожан. Рукоположение тихих и смирных, конечно, даёт стабильность и полное одобрение архиерейского курса, но не даёт никаких плодов.
  Это неправильно, когда епископом становится, опять же, тот, кто "досидел" академию, правильно постригся и нашёл хороших знакомых. Я считаю, что к кандидатам в епископы нужно применять методы отбора, сравнимые по жёсткости с методами отбора в спецназ или в командование ракетно-ядерными частями. Потому что здесь и там появляются архипастыри, которые несут соблазн, которые не умеют обращаться с людьми, которые вообще не понимают, что такое — управлять людьми. Да и с академией тоже интересно получается. Вы не пробовали читать, на какие темы защищаются кандидатские нарекаемых архипастырей? Я пробовал. Вот честно — такая муть, такой несусветный ужас, такое впечатление, что эти темы выдаются случайным набором слов религиозной тематики. В результате нормальных — без загонов, без церберов-охранников, доступных, понимающих нужды не только самого священника, но и его семьи — один на пять, если не меньше. 
  Что до пресловутого богатства священников... Да, есть священники, не терпящие никакого материального недостатка. Они заметны и создают определённое впечатление в обществе. Но священников "с хлеба на квас" — больше в разы. Оно, конечно, понятно, что надо служить "ради Исуса", но я уверяю — когда на амвоне священник думает не о том, на что одеть собственных детей, а о только что прочитанном Евангелии, проповедь получается не в пример лучше. Вместе с этим практически никаких дотаций бедные приходы от богатых не получают. Деньги стекаются в епархию и... И нету их. Понятное дело, что часть(очень надеюсь, что в большинстве епархий — основная) расходуется на социальные программы, епархиальные газеты и епархиальный аппарат, но. Но, но, но.
  Но знаете, что интересно? Интересно настолько, что невероятно. Невероятно — как мы все ещё существуем? По чьему недосмотру мы ещё все не разбежались по углам? То есть, оно понятно, по Чьему, но не понятно — почему.
  Всё-таки, несмотря на неполитичность патриарха Никона, на Синодальный период, на ошибки патриарха Сергия, на нынешние наши шашни с правительством, наша Церковь — это та самая, которую на нашей земле посадила княгиня Ольга, а значит — та самая, которую возвысил и опекал император Константин, а значит(ибо ценна она вовсе не Константином; иногда я думаю — может, лучше бы его не было?) — та самая, которую в Риме основал Пётр и Павел, а значит — та самая, которую сам Дух Святой благословил личным присутствием, а значит — та самая, которую Христос выкупил собственной кровью у смерти.
  Любой выход "на сторону" — это гордость, и почти ничего, кроме гордости: "Ах, смотрите, какой я православный! Я самый православный православный! Я православнее любых православных православных православных!". Нам — народу Божьему — дан собственный уголок рая, чтобы мы дожидались в этом уголке рая посмертного. И если там насрано и бычки, и пустые бутылки, и использованные презервативы — так это не повод воротить нос и бежать за угол. Ну и что, что не мы это всё намусорили — нам здесь жить. Нам это убирать. С нас за это спросится.
  А то есть ненулевая вероятность принять Небесный Иерусалим за не такой уж и Небесный. Подумать, что видел и понебеснее. И отправиться искать это "понебеснее", "самое небесное". Во тьму и скрежет зубовный.
  С праздничком вас, православные.
 

...

Nov. 20th, 2009 10:55 am
honestas: (Default)
  Я до сих пор не согласен с тональностью, в которых озвучивались некоторые идеи о. Даниила. Я до сих пор далёк от того, чтобы гарантировать всем не принадлежащим к Православной Церкви вечную погибель. Но образ окончания жительства этого священника, на мой взгляд, — маркер, гарантирующий ему лично вечную жизнь.
  Возможно, высказывания в его журнале не отличались миссионерской дипломатичностью. Но IRL он — и это очевидно — был в состоянии передать людям тот Свет, который видел сам. Которым сейчас наслаждается.
  Никаких "со святыми упокой". Неужели кто-то думает, что, "растерзанный между алтарём и жертвенником", этот новый Захария где-то ещё, не со святыми?
  Никаких "вечная память", честное слово. Нужно просить, чтобы о. Даниил хотя бы иногда вспоминал о нас. Желательно — с теплотой.
  Не надо ужасаться — нечему. Даже наш Основатель не избежал насильственной смерти. Нас убивают — это факт. Возможно, хоть вчерашние события заставят относиться к называнию себя христианином серьёзно.
  Сможем ли мы также? — Вот это повод для ужасания.
P.S.: Кажется, он просил "побыстрее"? Воистину, "не веста, чесо просита. Чашу, юже азъ пию, пиета, и крещениемъ, имже аз крещаюся, креститася". А может, он-то как раз и знал.
honestas: (Default)
  Я до последнего откладывал написание этого текста. Я надеялся, что всё обойдётся. Но, видимо, нет.
  И теперь, чтобы жить и писать дальше, мне придётся оправдываться за чужие ошибки.
  Итак, суть проблемы состоит в том, что в нашей родной жежешечке появилось некое непустое множество людей, которые озвучивают идеи, весьма сходные с некоторыми из моих, но при этом с такими акцентами и в той тональности, которая лично мне кажется недопустимой. Так как множество этих людей пересекается с множество людей, облечённых саном, то я, как христианин, обязан относиться к этому явлению политкорректно.
 
  К делу. Эти альтернативные гомилеты считают ересью патриотизм в любом виде. Не "необязательным". Не тем, что может существовать до тех пор, пока имеет меру. Ересью.
  К доказательству своей точки зрения (используя альтернативную логику, не иначе) притягивается всё, что только можно: даже цитата из Льюиса и тропарь с кондаком, посвящённый Честному Кресту, хотя, казалось бы — доктор, как? Особенно тропарь.
  Попытаюсь изложить собственную точку зрения на патриотизм (я подчеркну, причём дважды, что, в отличие от подхода альтернативных гомилетов, нижеизложенное является только моей точкой зрения, и я лишь скромно надеюсь, что она коррелирует с истиной).
  1. Церковь ничего не разрушает. Вообще. Это общее место. Эфиопы как плясали на богослужениях, так и пляшут, только кричат не что-то непонятное, а "Христос воскресе!". Славяне как резали по дереву, так и режут себе. Китайские изображения Богородицы выдают её явно циньское происхождение, а при взгляде на индейский вариант Нерукотворного Спаса(не знаю, есть ли такой, но если бы был) так и ждёшь вместо привычной подписи увидеть "Иисус Великое Слово И Сын Великого Хозяина Всех Охотников".
  Апостолы не строили новых дорог, а воспользовались римскими, то есть — языческими. Даже собственные гимны появились у христиан очень поздно: долгое время хватало одной Псалтири, да и сейчас она не отвергнута.
  Христианские философы не разрабатывали новой терминологии, а переосмыслили существующую.
  Каждый, кто приходит и говорит:"Нет, вот это надо полностью разрушить и построить всё заново" — вряд ли прав. Скорее всего — наоборот.
  Царство Небесное — это не огонь всепожирающий, а закваска в тесте. Пока всё не скиснет — она и квасит.Read more... )
 А главное-то в том, что Христос — воскрес.
honestas: (Штирлиц)
  С недавних пор я абсолютно точно постиг критерий, когда пора закрыть книгу, мягко отстраниться от человека, перестать интересоваться тем или иным мировоззрением. В общем — когда пора включить то или иное в список удаляемого без прочтения из потока поступающей информации. Этот критерий(вернее, его невыполнение) также является необходимым признаком любого положения, которое вписывается в христианство.
  Критерий этот — наличие безусловной ненависти.
  Когда для гарантии непопадания в Царство Небесное перестаёт быть нужна личная встреча, когда предполагается безальтернативное физическое уничтожение человека или группы людей, когда опыт человека или группы людей объявляется полностью пагубным, без малейшего просвета  — всё это означает, что данная информация явно вне христианства и мне с ней не по пути.
  Гнев, возмущение, оскорблённые чувства — всё это вполне понятно и более чем допустимо. Но когда начинают требовать кровавых жертв и узурпировать право на последний суд — это означает попадание в игнор-лист. Ощущение, которое я испытываю, когда обнаруживаю такую ненависть, сродни тому, которое испытываешь, когда понимаешь, что суп, такой вкусный еще позавчера, скис.
  Есть ещё одно время уходить — но оно работает только для людей. Назовём его условно "зацикливанием".
  Жил-был человек, а потом его — раз! — и зациклило. На ИНН ли, на неминуемой вселенскости православия, на отсутствии у христиан "зде пребывающего града", на антисемитизме — не суть важно. Важно другое. С определённых пор эта сверхидея захватывает и подчиняет человека, и чем дальше — тем больше для него всё одно к одному, и вскоре ни о чём другом он разговаривать просто не в состоянии.
  А здесь кажется, будто упёрся человек в стену ущелья, и — нет бы повернуть! — долбится и долбится в одну точку.
  И здесь тоже — до свидания. Дальше нам не по пути. Очень жаль.
honestas: (Никто)
  Вот уже который раз подряд по этим вашим энторнетам (и жежешечке в частности) ходя говны волнами на тему Благодатного Огня, мироточивых икон, ангелов на фотографиях и прочих развесёлых штучек, которые одни поднимают на щит и объявляют найденным — наконец-то! — неоспоримым подтверждением истинности православия, а другие опровергают, прикладывая при этом едва не большие усилия.
  Лично я считаю, что любое подтверждаемое научным образом чудо стопроцентно таковым не является.
  Во-первых, это было бы насилием над нашей свободой, а такое Христос позволил себе только в отношении апостолов, которые прошли по пути веры довольно много и просто боялись сделать очередной шаг.
  А во-вторых — это КПРФ нужен вяленый дедушка в каменном доме: революция кончилась. Это евреям нужен был Ковчег Завета: манна больше не падает, и огненный столб погас. Священная история кончилась, золотой век протух, и нужно хоть что-нибудь из той эпохи. А у нас, на минуточку, живой Христос собственной персоной. И за каждой литургией он предлагает себя нам. Наш Исход не закончен, наш коммунизм только родился, последнюю главу Писания дописывает каждый из нас для себя и указующий перст ангела, сидящего на камени гробнем направлен на каждого из нас, христиан:
  А ТЫ — сочетался Христу?
 
  PS: Но побывать в Гефсимании, конечно, хочется.
honestas: (Никто)
  Всё же, нельзя расценивать нынешний футбол в тех же категориях, в которых расценивали свт.Иоанн Златоуст, свт. Климент Александрийский и прочие борьбу и скачки.
  Во-первых, нет той личностной гордости, о которой говорили св. Отцы. Более того - не первый раз наблюдаю, как самая "высящаяся и превозносящаяся" команда "мимо" идет и "се, несть, ниже обретеся место" ея. Не это ли - раз за разом - урок нам, что "Бог гордым противится, а смиренным дает благодать"?
  Во-вторых, хоть и убивают футболисты свой организм чудовищными нагрузками, но если они действительно бьются, действительно выкладываются на полную - чем они отличаются от воинов, особенно если речь идёт о сборных стран? Понятно, что от этих футбольных "войн" нам нет ни территориального прироста, ни экономических, ни политических выгод - по крайней мере, прямых и очевидных. Но если возможно сплотить и собрать всю страну, если можно поднять дух государства без кровопролития, одним лишь нечеловеческим усилием воли - что плохого в этом? Я вот только хорошее вижу.
  В-третьих, хоть и платят футболистам - особенно нашим - непомерные суммы, но разве войско во времена Златоуста стоило дешевле? Сколько работы, чтобы одеть одного всадника - а их хорошо бы хотя пару тысяч! Да и содержать их нужно в хорошей физической форме, этих всадников, обучать поэзии и молитвам, чтобы поднять их дух.
  Я говорю не специально о российской сборной, хотя её вчерашняя игра - выше всяких похвал. Я говорю о мировом футболе в целом.
  Да, это зрелище. Но насколько лучше это зрелище "Дома-2", не правда ли? И если христианство в самом деле не в том, чтобы "молиться, поститься и слушать радио "Радонеж"", а в том, чтобы жить изо всех сил во славу Бога("Тако да просветится свет ваш пред человеки...") и делать на своём месте максимум возможного, то футбол - просто один из путей. Опять же, я не призываю канонизировать никого из футболистов. Я просто хочу показать, что для футболиста состояние "ни холоден, ни горяч" равносильно профнепригодности, что нам за прошедшие годы убедительно доказала сборная России. Особенно хорошо это видно на контрасте с сегодняшней победой.
honestas: (Никто)
  Что-то все пишут о церковнославянском языке, переводе богослужения и проч. Наверное, мне тоже стоит, хоть я и постоянно "единственный, кто в ногу".
  Меня во всей этой истории больше всего беспокоит собственный душевный комфорт. Я боюсь, что в результате усилий миссионеров существующий язык будет модернизирован - что для меня означает "испорчен". Мне очень будет плохо без "тристат" и "катапетасмы", а уж если ничего нельзя будет "изобразить шарами", то меня настигнет депрессия.
  При этом я прекрасно понимаю, что я, вообще-то, один из не столь уж и многих, кому ЦСЯ даётся без усилий. Что для впервые зашедшего храм содержание гораздо важнее формы. Что нельзя хакасский считать выше русского. И если у нас нет такого духа, чтобы любого-всякого зашедшего наделять способностью различать языки - так надо компенсировать это переводом. В конце концов, "чудеса надо экономить"©.
  Поэтому я бы хотел, чтобы русское богослужение было введено как можно скорее - в отдельных храмах, общины которых хотят такого. С обязательной квотой (не меньше N) храмов с ЦСЯ. И двигаться в двух направлениях - ближе к языку прп.Сергия в славянских приходах и ближе к современному - в русских.
  Тогда все проколы в ушах ближайших родственников будут полностью заняты.
honestas: (Никто)
Занялся тут недавно противозаконной деятельностью: выполнил чужое задание по философии. Тема показалась мне интересной, поэтому выкладываю результат.
  "Целевая аудитория" статьи повлияла на язык, заставив меня писать более академично, чем я обычно это делаю в своём журнале. Подчёркнутая нейтральность - из той же серии. Под катом - много букафф.


...Я <...> обрадовался, что столько лет лаял не
на Православную Церковь,
а на выдумки плотского воображения.
Я был дерзким нечестивцем:
я должен был спрашивать и учиться,
а я обвинял и утверждал.
Августин Аврелий. "Исповедь"

  Христианство извне обычно мыслится антагонистом материализму. Так удобнее считать, этим оно вроде бы похоже на все другие религии. Давайте посмотрим, так ли это?
  "Прогрессивный" материализм не склонен огульно, по-ленински обвинять религию во всех бедах человеческих. К примеру, Людвиг Фейербах видит религию неизбежной ступенью на пути развития человечества. Он говорит, что человек склонен обожествлять то, что больше всего ценит в себе, и чем больше развито общество, тем выше эти ценности. Индивид мыслится им необходимо частью и полноправным представителем рода человеческого, и по его мнению, эта принадлежность определяет существование человеческого сознания; животные же якобы потому и не обладают сознанием, что не в силах осознать себя частью общего рода. Read more... )
honestas: (Никто)
Дисклеймер: Я считаю, что наркотики - это плохо! Пост следует понимать именно в этом контексте.
Ровно столько, сколько продолжается кампания общественности против наркотиков, ровно столько же времени всех мучает вопрос - почему эта пропаганда неэффективна?
Мне кажется, мой скромный опыт если и не прояснит этот вопрос, то, по крайней мере, послужит к скорейшему прояснению.
Итак, на мой взгляд, всех наркоманов можно разделить на три типа.Read more... )
UPD: Вот, кстати, мой юный друг, побудивший меня к этому посту, обнаруживает в комментариях поразительное нежелание различать степени и, наоборот, проводить обобщения. Он, к примеру, берёт какие-то совершенно заоблачные дозировки марихуаны для иллюстрации её эффекта.
Фишка в том, что подобные страшилки ни фига не работают в третьей группе. Во-первых, из-за безрассудности её членов, а во-вторых - из-за тотального преувеличения.
Просто "бутылочку пива вечером после работы" рекламируют по телевизору, а косяки - шельмуют. Я за равноправие - за отсутствие рекламы того и другого и нормальное духовное развитие.
Поясню(доформулирую), что отравиться водкой ничуть не сложнее, чем косяком, а если водка некачественная, то...
Я бы хотел, чтобы эта наркоистерия прекратилась. Наркотики - ничуть не опаснее водки. Точнее, водка ничуть не безопаснее наркотиков, если кому-то такая формулировка больше нравится.
И я хотел бы, чтобы перестали валить всех в одну кучу - героинщиков с токсикоманами, марихуанщиков с экстазистами, мескалинщиков и фенщиков. Рейверов и унылых обдолбышей под заборами. Ведь нам нужно людей спасти, а не наркотики уничтожить, верно?
honestas: (Никто)
  Недавно у меня вышел спор в ICQ о добре и зле. Тема, конечно, глобальная, ничего не скажешь. И мой оппонент взял и отослал меня к Андрееву. Мол, жизненно. Мол, добро абстракто и относительно - и у Андреева это хорошо показано.
  Что ж, прочитал я рекомендованный рассказ. Read more... )
honestas: (Default)
Я хотел написать о любви - [livejournal.com profile] chi_optimist не даст соврать. Я хотел написать о любви и воспеть её так, как не воспевал ещё до этого. Я хотел написать о любви...
Но тема на курайнике меня расстроила(точнее, ответы одного из участников), поэтому про любовь будет в другой раз. А сейчас я поговорю о лжи.
Ложь, говорят, как-то стырила у правды одежду и с тех пор претендует на её место.
Правда-матка )
honestas: (Default)
В последнее время в ЖЖ стало появляться много постов о религии. И все они - похожи друг на друга, словно писал их один и тот же человек. Везде - пренебрежительная снисходительность к "этим тёмным, непросвещённым людям". Они ж ведь "даже в Бога верят". Мусульмане - стадо, РПЦ - зажравшиеся ангажированные правительством ханжи, и вообще все - обманутые обманщики, которые так и норовят промыть мозги и вывернуть карманы авторам высказываний. Но авторы - умные донельзя, они-то знают... Они точно знают.
А что их, собственно, не устраивает в религии? Что мусульмане - это реальная сила? Вот честно - мне не очень будет жаль, когда полуразложившаяся безпринципная масса общечеловеков будет смыта дикой и необузданной, но более строгой в вопросах морали волной мусульманства. Лучше уж быть убитым, чем оплеванным.
А может, их не устраивает то, что Церковь пытается вспомнить о неких идеалах? Да, это снижает конкурентоспособность. Быть хорошим - вообще трудно.
Ах, вас не устраивает моральное состояние религиозных лидеров? Где же вы, честные, хорошие, неподкупные? Где вы, которые непременно отдали бы последнюю рубашку, окажись вы на месте приходского священника или муллы? Не знаю, как в исламе, но в христианстве, в частности, в Православии, в частности - в России, не нужно особых усилий, чтобы стать священником, да ещё и получить приход где-нибудь в Шемышейке. Рукополагают сейчас чуть не всех. Вот только кадров всё не хватает...
А некто недавно возмущался церковным календарем: как, мол, эти недоразвитые дикари посмели праздновать некое событие, которое повлекло рождение Богородицы? До чего, мол, гламурно - отмечать даты из жизни знаменитостей. На самом деле, достаточно показательный пример: когда берут, выдёргивают строку из Литургии и обвиняют христиан в пожирании младенцев. Зачем же разбираться до конца? Зачем стараться понять другого? Особенно, если это не приносит выгоды и требует труда.
Нет, я осознаю, что поток информации вырос многократно за последнее время, и быть в курсе всего просто невозможно. И если человек чем-то не интересуется специально, нет ничего странного в том, что но этого чего-то не знает. Но, может, неосведомлённость - хороший повод для молчания?
Иногда лучше жевать, чем говорить. Жуйте, атеисты и безверующие. Это развивает челюстную мускулатуру и избавляет от ненужных мыслей.
Засим остаюсь, православнутый во всю башку, фанатик и шовинист - honestas.
honestas: (MyFace)
Всё цепляет меня эта тема на т.ру. Особенно ответы 2_pizz'ы. Вот это вечное "а вдруг?" не даёт мне покоя.
Раньше я думал, что атеисты в чём-то лучше, героичнее нас, верующих. Тем, что если они делают добро, то делают его "бескорыстно", не надеясь на воздаяние по смерти. Тем, что они живут, и точно - для себя - знают, что после смерти будет ничего. Недавно я понял, что всё это - полнейшая ерунда.
Потому что неверующие чётко решили. Они знают чётко. У них нет веры - она им не нужна.
Верующий же - и не важно, во что верит верующий, хоть в зелёных человечков, дифференциации по предмету веры здесь нет - он всегда хоть немного - на нанометр - но колеблется. "А вдруг" человека без веры окрыляет его, выводит ему солнце на небосклон, даёт надежду. "А вдруг" верующего, напротив, повергает его в ад. Да! Именно - в ад. В место, где нет предмета веры. Для меня - в место без Бога. В место, где Христос не воскрес.
Если человек ещё не умер от осознания того, что для него всё прекратится со смертью - то и дальше это не убьёт его. Он будет жить с этим. Верующий же без веры умрёт наверняка. И уж точно - необратимо изменится как личность. Предатели - а он будет именно предателем - странно похожи друг на друга.
Именно поэтому люди верующие - люди как минимум столь же сильные, как и неверующие. Да, в ответственный момент верующий будет черпать силы в своей вере. Но всё остальное время он будет силы отдавать. Жизнь верующего - постоянная борьба за веру.
Таким образом, жить без веры легче. Но мы же не ищем легких путей, так?
honestas: (MyFace)
Опять начались эти "Страсти по Иуде". Кажись, каждый год СМИ готовят какой-нибудь "подарок" христианам к Пасхе. То "Последним искушением" искушают, то "Страстями..." мучают. В этом году "Евангелие от Иуды" пообещали опубликовать. Вот никак нельзя сделать это зимой, осенью или летом - надо обязательно дождаться предпасхальных дней, и тогда...
На курайнике один мусульманин хорошо сказал по поводу всяческих "неоспоримых свидетельств": "Какие бы новые сведения - фальшивые или нефальшивые - не открылись бы, человек должен быть предан своей вере. Меня всегда удивляли люди, которые даже здесь, на форуме, говорят: ты мне докажи то-то, и я поменяю свое вероисповедание. Значит, так они верят. Если в человеке вера зашатается от дуновения ветерка, или даже от урагана - зачем она человеку, зачем ей этот человек?"
Ха! Докажи! А вот как доказать, что я сегодня был на службе в честь праздника Благовещения, и Господь коснулся меня? Какие доводы привести людям, если чудо происходит внутри меня? Даже если бы не было огромного количества исцелений, Благодатного Огня, Плащаницы - если всего этого не было, или даже если с достоверной точностью стало бы известно, что всё это сфабриковано - всё это не разлучило бы меня с Христом.
Вера - это не кодекс. Не свод правил. Не НЕЛЬЗЯ, написанное аршинными буквами на всём. Вера - это Любовь. Какое ни есть Православие, какая ни есть РПЦ - но именно там Христос ближе. Зачем мне чистые и выбритые мормоны, которые сами не верят, что пьют Кровь Христа и едят его Плоть? Как они это дадут мне? А если Христос приходил не за тем, чтобы даже в смерти не разлучаться с людьми, не затем, чтобы нас приобщить к Себе, то, истинно, лучше бы Он и не приходил. Морализаторов и без Него хватало.
И мне глубоко наплевать, правда или ложь написана в Евангелиях на самом деле. Я в это ВЕРЮ. "Пускай нет никакой Нарнии, я всё равно буду жить и умру как нарниец!" Если Церковь, замешанная на деньгах - как говорят атеисты и либералы - сумела дать людям иллюзию, более прекрасную, чем объективная реальность - я лучше буду обманываться.
Я почти был готов потерять веру, пока наконец не прочёл где-то, что вера - это не знание, и даже не доверие текстам или людям. Вера - это активное желание. Я ХОЧУ, что бы было так, как я верю.
Но ведь всё, что я написал - банально и просто. Неужели этого не понимают критики христианства?

Profile

honestas: (Default)
honestas

May 2015

S M T W T F S
     1 2
34 56 789
1011 121314 1516
17 18192021 2223
2425 262728 2930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 06:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios